Доктор Чигрин - Мануальный терапевт Алексей ЧИГРИН

«Главным моим инструментом или, если хотите, своеобразным прибором для установления диагноза заболевания являются пальцы рук, – говорит Алексей Чигрин. – Бывало, и, к сожалению, не раз, что мне – то ли из зависти, то ли по ошибке – подсовывали чужие результаты анализов, диагнозы, рентгеновские снимки. Но все это я тотчас «вычислял», прощупав позвоночник больного».

Алексей СЕМЕНЕНКО
газета «Киевские Ведомости», 13 ноября 2002

Обычный, килограммов на сорок, мешок с картошкой, вдруг отказался легко и покорно покидать багажник автомобиля. Через пару секунд борьбы с ним в моем позвоночнике что-то предательски щелкнуло, и спину пронзила острая боль. О тяжестях, естественно, пришлось забыть. Но, к счастью, ненадолго – до встречи с удивительным доктором Алексеем Чигриным. Он проживает и практикует в Кобеляках. Этот городишко на Полтавщине давно известен во многих уголках мира. Прежде всего – благодаря воистину волшебным манипуляциям известного «костоправа» Николая Касьяна. Чигрин же – ученик легендарного академика, лауреат Международной премии его имени, почетный доктор медицины Италии. Сам Касьян так отзывается о Чигрине: «Только он один – мой истинный ученик и квалифицированный продолжатель моего дела. Вот уже много лет мы работаем рука об руку в Лещиновском доме-интернате. Любой другой – запомните это, пожалуйста, – будет «левым» в нашем деле».

Попасть на прием к Чигрину мне помог знакомый «по футболу» – учитель физкультуры Василий Петренко, один из тех безнадежных оптимистов, которые пытаются реанимировать некогда очень даже кипевшую спортивную жизнь в этой полтавской глубинке. А испытав на себе действенность врачебной помощи Алексея Федоровича, просто не мог не привлечь внимание читателей «Ведомостей» к этой удивительной персоне.

Прибыв в Кобеляки, я ужаснулся: время ведь не военное, а сотни людей тут передвигаются, то опираясь на палочки, костыли или плечи сопровождающих, то и вовсе с помощью носилок.

– Жители нашего города уже привыкли к этой жуткой картине, – говорит Алексей Чигрин. – В течение уже многих лет люди едут в Кобеляки с надеждой вернуть себе здоровье. К счастью, большинству из них удается помочь.

– Алексей Федорович, я лично видел ранним утром очередь у вашего дома человек в сто – сто пятьдесят. Это не на один час приема. А вне очереди кого-то принимаете?

– Обычно люди сами регулируют этот процесс. Но разве кто-то осудит меня, если я персонально приглашу на прием, скажем, товарища или давнего знакомого? Как-то передали мне, что в очереди есть ветеран войны. Разумеется, я тут же пригласил его в кабинет. Ведь сколько их осталось-то в живых, наших защитников.

– И что, доктор, абсолютно все ваши пациенты уходят домой исцеленными?

– Нет, конечно, я же не волшебник. Могу поставить на ноги только, как говорится, «своих» пациентов. Но количество больных, прибывавших ко мне на носилках, а покидавших кабинет на своих двоих, составляет уже, наверное, не одну тысячу.

– Обязательно ли пациенту приносить рентгеновский снимок поврежденного места?

– Желательно. Но главным моим инструментом или, если хотите, своеобразным прибором для установления диагноза заболевания являются пальцы рук. Бывало, и, к сожалению, не раз, что мне – то ли из зависти, то ли по ошибке – подсовывали чужие результаты анализов, диагнозы, рентгеновские снимки. Но все это я тотчас «вычислял», прощупав позвоночник больного. После этого ставил собственный диагноз и решал, можно ли применять наши методы.

– Вы так обрабатываете руками спину, что из-за возникающей боли, честное слово, в какой-то момент хочется крикнуть: «Да ну его, хватит. »

– А вы много можете назвать абсолютно безболезненных видов лечения? Пять же или десять минут моих «издевательств», думаю, вытерпит каждый. Хотя бы ради того, чтобы затем вовсе забыть о недуге.

– Во время сеанса вы все время что-то говорите, шутите.

– Каждый врач в определенной степени должен быть психологом. Ко мне порой за тысячи километров приезжают люди с последней надеждой на исцеление. При этом испытывают естественный страх, а сопутствующие лекарства в таком лечении – добрая шутка, юмор. Это у меня от Николая Андреевича Касьяна. Он же всю жизнь, принимая пациентов, хохмит.

– Вы достаточно долго работаете над позвоночником каждого больного, потом еще поднимаете пациента (а попадаются и супертяжеловесы), встряхиваете. Откуда силы?

– Во-первых, гены: в нашем роду хилых не наблюдается. Во-вторых, спорт, которым занимаюсь всю жизнь. Имею первые разряды по футболу и волейболу. И сейчас, в 49, веду активный образ жизни. Это и позволяет поднимать ежедневно по 15–20 тонн, извините, живого веса и делать по 20–25 тысяч целенаправленных лечебных ударов сжатой ладонью.

– Кого-то из знаменитостей вам доводилось ставить на ноги?

– О, этот перечень весьма внушителен и по количеству, и, так сказать, по уровню звездности. Но называть их я не стану, существует же врачебная тайна, этика.

– Справедливо ли, на ваш взгляд, утверждение о том, что остеохондроз – болезнь нашего века?

– Спросите у статистиков. Они утверждают, что этим недугом страдают порядка восьмидесяти процентов взрослого населения страны.

– Больных вы принимаете не только в Кобеляках и не только в Украине.

– Понимая, что подтекст подобного вопроса может быть самого разного рода, сразу же заявлю: никогда не ставил и не ставлю прием пациентов на коммерческую основу. Те, кто меня знает, могут подтвердить это. Да, я выезжал и выезжаю в разные точки Украины, СНГ, дальнего зарубежья с целью оказания медпомощи пострадавшим. Наверное, это работает и на позитивный имидж страны.

– Алексей Федорович, выходит, что вы в какой-то степени отбираете славу и деньги у самого Касьяна?

– Глупости! Спросите об этом у Касьяна. О своем учителе я мог бы написать книгу. Благодарственно-восторженную. Как и его пациенты, наверное. Знаете, сколько пациентов принимает Касьян? Он спит по четыре-пять часов в сутки в течение уже многих и многих лет. Святой человек! Я счастлив, что имею возможность ежедневно обсуждать с ним различные вопросы и строить планы на будущее.

– Вашим потенциальным пациентам, думается, хотелось бы узнать о вас и еще что-то, кроме способности реанимировать «плохие» позвоночники.

– Родом я из села Ивановка, что в тридцати километрах от Кобеляк. Оба моих деда погибли в Великую Отечественную. Когда мне пошел одиннадцатый год, умер отец. Навсегда запомнил слова матери, сказанные тогда сквозь слезы: «Быть тебе теперь, сынок, за мужчину и дома, и в поле. » Тогда же на долгие годы натер мозоли на ладонях, осваивая сапу, лопату, вилы и топор. По хозяйству научился делать все, в том числе и корову доить, и куховарить.

После окончания школы мама настояла, чтобы я учился дальше. Поехал в Полтаву с направлением от родного колхоза поступать в сельскохозяйственный институт на агронома. Но так уж случилось, что в областном Центре наткнулся на объявление о наборе в медицинский. И словно током меня прошибло: собственноручно зачеркнул в направлении «с/х» и написал «мед». Таким образом, конечно, перечеркнул и колхозную стипендию, на которую так надеялась мать, но, видимо, то был перст судьбы.

≫ Больше информации по теме: http://doctor-chigrin.com.ua/page/Pressa/Doktor-Chigrin